Разделитель

Афиша

30.06.2020
Кабинет медали: Орлов Григорий Григорьевич

1 в честь гг орлова на избавл москвы от моровой язвы 1771.jpg

            В публикациях нашей коллеги, Татьяны Егеревой, замечательно описана жизнь Петра Андреевича Вяземского, его семьи и друзей в период карантинных мер 1830 года. Согласитесь, что не только их мысли и переживания созвучны нашему времени, но и некоторые меры, предпринимаемые в борьбе с болезнью.

            В связи с этим можно вспомнить о ещё одном событии.

            В 1770-1772 годах в России разразилась эпидемия чумы – «моровое поветрие», как на Руси называли эту «черную смерть». Была парализована вся жизнь Москвы: безработица, голод, высокая смертность (погибла половина населения Москвы), разбои. Один из врачей, боровшихся с эпидемией, Иоганн Якоб Лерхе, писал: «Невозможно описать ужасное состояние, в котором находилась Москва. Каждый день на улицах можно было видеть больных и мёртвых, которых вывозили. Многие трупы лежали на улицах: люди либо падали мёртвыми, либо трупы выбрасывали из домов. У полиции не хватало ни людей, ни транспорта для вывоза больных и умерших, так что нередко трупы по 3-4 дня лежали в домах». Московский генерал-губернатор фельдмаршал П.С. Салтыков, отчаявшись справиться с эпидемией, сбежал в свое имение Марфино; за ним бежал обер-полицмейстер И.И. Юшков и другие должностные лица. В сентябре 1771 года в городе поднялся бунт, поводом которому послужил запрет архиепископа Амвросия совершать молебен у Боголюбской иконы Божией Матери, священнослужитель опасался скопления народа и дальнейшего распространения эпидемии. Генерал-поручик П.Д. Еропкин взял на себя управление городом и пытался навести порядок. Императрица, Екатерина II, обеспокоенная бунтом, направила для наведения порядка войска под командованием графа Григория Григорьевича Орлова. Были установлены карантины со специальными противочумными стационарами, закрыты наглухо заставы, приняты меры по борьбе с мародёрством и грабежами. Москву разделили на 27 санитарных участков. В подавлении чумы принимали участие врачи: С.Г. Зыбелин, Д.С. Самойлович, К. Ягельский, Г. Орреус, П.Д. Вениаминов, П.И. Погорецкий и др. В результате активных действий эпидемия пошла на убыль и вскоре прекратилась.

            В Кабинете медали хранится редкая медаль, выбитая в память об этом событии.

Медаль в честь графа Григория Григорьевича Орлова, за избавление Москвы от моровой язвы, 1771 г. СПб монетный двор. Медальеры: Георг Христиан Вехтер, Иоганн Георг Вехтер. Бронза. 92,3 мм.

          На лицевой стороне помещен профильный портрет графа в парике и мантии с орденом Андрея Первозванного на ленте, на груди – медальон с портретом Екатерины II. Надпись по окружности: «ГРАФЪ ГРИГОРIЙ ГРИГОРIЕВИЧЬ ОРЛОВЪ РИМСКIЯ ИМПЕРIИ КНЯЗЬ».

          На оборотной стороне Орлов изображен скачущим на коне перед Московским Кремлём в образе римского воина Марка Курция (римский юноша на коне в доспехах и с мечом, принесший себя в жертву римским богам, бросившись в пропасть, образовавшуюся на Римском форуме в 362 г. до н.э.; после чего пропасть, по преданию, сомкнулась). Надпись вверху: «РОССIЯ ТАКОВЫХЪ СЫНОВЪ ВЪ СЕБЕ ИМЕЕТЪ», внизу: «ЗА ИЗБАВЛЕНIЕ МОСКВЫ ОТЪ ЯЗВЫ ВЪ 1771 ГОДУ».

2 в честь гг орлова на избавл москвы от моровой язвы 1771.jpg