Разделитель

Фонды Остафьево:Иоганн Каспар Лафатер и его «Физиогномистические фрагменты для поощрения человеческих знаний и любви»

28.07.2021
Фонды Остафьево:Иоганн Каспар Лафатер и его «Физиогномистические фрагменты для поощрения человеческих знаний и любви»
Lavater,  Johann Kaspar  (1741−1801). Essays on physiognomy; calculated to extend the knowledge and the love of mankind. [Физиогномистические фрагменты для поощрения человеческих знаний и любви. В 3-х т., 4-х кн. ]. / written by John Caspar Lavater. - London, : John Murray, H. Hunter and T. Holloway, 1792.
Т. 1 : 281 с. : ил., грав.
Т. 2 : 238 с. : ил., грав.
Т. 2/2 : 444 с. : ил., грав.
Т. 3 : 252 с. : ил., грав.
Т.3/2 : 437 с. : ил., грав.

    Физиогномика – одна из самых древних наук, которая сегодня почти забыта. Первое упоминание о физиогномике связано с именем древнегреческого философа Гиппократа. Большое внимание в своих научных трудах чертам лица уделял виднейший античный мыслитель Аристотель. Философ утверждал, что люди, обладающие большими лбами – медлительны, широкими – часто впадают в безумие, а выпуклыми – вспыльчивы.
В эпоху Средневековья физиогномика была тесно связана с астрологией: считалось, что
лицо человека разделено на зоны в зависимости от влияния планет и знаков Зодиака.
Начиная с эпохи Возрождения, физиогномику стали использовать врачи, судьи и философы для определения душевных качеств человека.
Особый вклад в развитие физиогномики внёс Леонардо да Винчи, описавший результаты своих наблюдений в «Книге о живописи мастера Леонарда да Винчи. Живописца и скульптора Флорентийского». Леонардо изучил и сделал научный анализ закономерностей  строения лица и его пропорций.
Но, по праву, самым известным физиогномистом считается швейцарец Иоганн Каспар Лафатер (1741−1801).
Иоганн Лафатер родился 15 ноября 1741 года Цюрихе, где изучал богословие и занимал должность сначала приходского диакона, а затем пастора, а также был известным писателем, поэтом, философом и художником. Но физиогномика стала главной целью жизни Лафатера, хотя он и продолжал заниматься богословскими трудами.
Любимым занятием Лафатера было рисование. Больше всего он любил рисовать различные части человеческого тела – уши, носы, подбородки, губы, глаза, а также профили, анфасы, силуэты. Причем, зарисовывая характерную особенность внешности человека, Лафатер делал на том же рисунке и примечания о его характере и поведении.
Однажды, еще в юные годы Лафатер увидел в окно прохожего, который привлек его внимание своей внешностью. Лафатер тут же сообщил другу, что по улице идет тщеславный и завистливый человек с наклонностями мелкого тирана, что и было подтверждено. С тех пор молодой человек уверовал в свою способность проникать в человеческие души.
И с годами Лафатер пришел к выводу: по внешности человека можно определить его ум, характер и присутствие (или отсутствие) божественного начала. То есть, все черты характера человека, как положительные, так и отрицательные, находят свое отражение на его лице и внешнем облике. Например, для скупцов и сластолюбцев характерна выпяченная нижняя губа.
Суть Теории физиогномики Лафатера состоит в том, что человек есть существо животное, моральное и интеллектуальное, т. е. вожделеющее, чувствующее и мыслящее. Эта природа человека выражается во всей его фигуре; поэтому физиогномика в широком смысле слова охватывает всю морфологию человеческого тела.
Но так как наиболее выразительным «зеркалом души» является у человека голова, то физиогномика может ограничиться изучением черепа и лица человека. Интеллектуальная жизнь человека выражается в строении и очертаниях черепа и лба: моральная и чувственная жизнь в строении лицевых мускулов, в очертаниях носа и щек; животные качества человека символизируются складом рта и линиями подбородка. Центральный орган лица – глаза, с окружающими их нервами и мускулами.
Все свои наблюдения и выводы он обобщил в «Физиогномике» – труде, который был опубликован в 1772–1778 годах сначала в Германии, затем во Франции, со множеством рисунков лучших граверов того времени, где он не только воспроизвел лица великих людей разных времен по их портретам, но и дал им психологические характеристики.
В 1775—1778 гг. он создал 4 тома «Физиогномистических фрагментов для поощрения человеческих знаний и любви», пытаясь установить зависимость между духовным обликом человека и характеристиками его черепа и лица.
По Лафатеру, изумительный ум Спинозы можно было заметить в широком пространстве лба между бровями и корнем носа. У Фридриха Барбароссы были глаза гения, а складки лица выражали досаду человека, который не смог вырваться из-под гнета мелких обстоятельств.
Познания цюрихского ученого в области физиогномики были невероятно велики. Насколько известно историкам, Лафатер никогда не ошибался. Иногда его заключения были настолько верны,  что казались невозможными на том уровне развития физиогномики. Мы можем сказать, что  гений Лафатера опережал свою эпоху.
Известен примечательный случай. Однажды профессора пригласили к больной девочке. Ее мать хотела узнать, чем закончится болезнь дочери. Ученый понимал, что правдивый ответ расстроит женщину, и она наверняка откажется поверить в его предсказание. Тогда Лафатер написал на бумаге несколько слов и попросил женщину прочесть записку спустя полгода. Через пять месяцев после визита профессора девочка умерла. Спустя еще месяц женщина прочла прогноз Лафатера. В нем было следующее: «Сударыня, к тому времени, когда вы прочитаете эти строки, вы будете самой несчастной из матерей».
Слава Лафатера гремела по всей Европе, к нему на консультации и беседы съезжались аристократы и лучшие умы того времени. Побывал у него и Н. М. Карамзин (1766 – 1826) во время своего заграничного путешествия, о чем подробно написал в «Письмах русского путешественника» (1791).
В разговоре с немецким философом и мыслителем эпохи Просвещения Иммануилом Кантом (1724 – 1804) Карамзин говорил о долгожданной предстоящей встрече в Цюрихе с И. Лафатером, с которым он переписывался уже три года. А Кант предостерег его, указывая на чрезмерное воображение Лафатера, вследствие чего он верит снам и магнетизму. «Мечтательность» Лафатера еще резче осуждали издатели Ф. Николай и И. Е. Бистер, с которыми Карамзин вскоре познакомится в Берлине.
После посещения Лафатера Карамзин писал: «Я к Лафатеру не пристрастен и обо многом думаю совсем не так, как он думает; однако ж уверен, что его «Физиогномические фрагменты» будут читаемы и тогда, когда забудут, что жил на свете почтенный доктор Бистер» . И он оказался прав.
Отметила заслуги Лафатера и Екатерина II, пославшая ученому-физиогномисту драгоценную бутыль из императорских винных погребов.
Гибель Иоганна Лафатера в 1801 году была результатом его наивно-идеалистических
взглядов на вещи. Так, он решил начать вести душеспасительные беседы с пьяными французскими солдатами-мародерами. Один из них выстрелил в него. От этой раны Лафатер и умер. Но перед смертью он простил убийцу и даже, как говорят, посвятил ему стихотворение…
В данном видео вы сможете увидеть 2-й том сочинения Лафатера «Физиогномистические фрагменты для поощрения человеческих знаний и любви». Это первое издание, оно вышло в свет в Лондоне в 1789 году, в формате in folio, в красивом цельнокожаном переплете, украшенном золотым тиснением.