Разделитель

Празднование Рождества и Нового года в семействе Шереметевых

07.01.2021
Празднование Рождества и Нового года в семействе Шереметевых

 (по воспоминаниям детства графа С.Д. Шереметева) 

     Рождество и Новый год – самые волшебные праздники в году, когда загадываются и сбываются желания, друг другу дарят подарки и добрые слова, а небеса становятся ближе, и сказка приходит в наш дом. Повзрослев, люди воспринимают как самые светлые воспоминания детства эти зимние праздники. Помнил их и граф Сергей Дмитриевич Шереметев.

    В 1850 и 1851 годах, когда ему было шесть-семь лет (С.Д. Шереметев родился в 1844 г.), они с отцом жили в Москве, в родовом шереметевском доме на Воздвиженке. Сергей Дмитриевич помнил, как в большой желтой гостиной отец сам устраивал елку для него и его двоюродных братьев и сестер, а в угловой комнате находился целый склад фонарей для украшения елки, привлекавший его детское внимание.

     Семейство Шереметевых отличалось глубоким благочестием и искренней верой. Не случайно поэтому воспоминания Сергея Дмитриевича о праздновании Рождества и Нового года – это в первую очередь воспоминания о богослужениях в домовой церкви Св. Варвары в Фонтанном доме в Петербурге.

     «Рождественский пост близится к концу. <…> Начинаются приготовления к празднику и усиленные спевки», – вспоминал он в очерке «Воспоминания о службах в нашей домовой церкви». Особую красоту и возвышенность этим богослужениям придавало пение хора – знаменитой шереметевской Певческой капеллы под руководством талантливого капельмейстера Г.Я. Ломакина, родившегося в семье крепостных крестьян и отпущенного на волю графом Д.Н. Шереметевым. С.Д. Шереметев, унаследовавший от родителей тонкий музыкальный слух, с восхищением отзывался о малолетних певчих: «пение это захватывает дух», «разом и громко раздаются голоса, а тенора покрывают весь этот дивный строй звенящим, потрясающим созвучием, и все мгновенно обрывается и стихает». Роль хора в восприятии С.Д. Шереметевым богослужений была очень велика, не случайно в черновой редакции очерка эта тема была вынесена в заглавие: «Церковный круг богослужений в нашем доме на Фонтанке с участием нашего певческого хора 50-х и 60-х годов».

      Шереметевы, как исконная русская семья, тщательно соблюдали традиции. «Сочельник, – вспоминал Сергей Дмитриевич. – По уставу, в этот день полагается «сочиво обварено или кутия с медом». После царских часов – литургия Василия Великого». По окончании литургии священник и диакон выходили на амвон, и раздавалось торжественное пение: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума: в нем бо звездам служащии звездою учахуся Тебе кланятися, Солнцу правды, и Тебе ведети с высоты Востока, Господи, слава Тебе».

По словам Шереметева, шестьдесят голосов малолетних певчих капеллы, мгновенно, как один человек, подхватывали и повторяли трижды этот чудный тропарь, после чего, по знаку Г.Я. Ломакина, начиналось сосредоточенное величественное пение кондака празднества Рождества Христова композитора Д.С. Бортнянского: «Дева днесь Пресущественного рождает». Все прихожане домовой церкви с напряженным вниманием следили за стройным торжественным напевом. «Последние слова: «нас бо ради родися Отроча младо, превечный Бог» – заканчиваются чудным созвучием, и этим звукам есть отклик в душе», – писал граф Шереметев.

     Прошло много лет, а он помнил все свои детские ощущения: «Каким священным трепетом согрета душа и как бывало легко и светло и радостно в нашем доме, когда, приветствуя друг друга с преддверием праздника, все расходились на покой…».

     Празднование Рождества в Фонтанном доме проходило, по словам Сергея Дмитриевича, «истинно светлым праздником». В доме царило оживление, петербургское духовенство приезжало славить Христа, отец, граф Дмитрий Николаевич Шереметев, всех радушно принимал и так продолжалось несколько дней.  

     Канун Нового года графы Шереметевы тоже отмечали церковной службой Василию Великому. К 12 часам в новогоднюю ночь в домовой церкви пели особый молебен: «Всея твари Содетелю, времена и лета во Своей власти положивый, благослови венец лета благости Твоея, Господи». По словам Сергея Дмитриевича, «обычай этот свято соблюдался, и по желанию и распоряжению отца служба отличалась особым благолепием и торжественностью».

     Строгий в соблюдении обрядов, граф Дмитрий Николаевич Шереметев, отец Сергея Дмитриевича, радовался, если служба на Новый год «справлялась чинно, по уставу, и в полном порядке». При выходе из домовой церкви всех встречали с бокалами шампанского на подносах: Новый год наступил! После чего все садились ужинать и поздравляли друг друга с праздником.

 

Литература:

Шереметев С.Д. Домашняя старина // Мемуары графа С.Д. Шереметева. Т. 2. / Сост. К.А. Ваха и Л.И. Шохина. Подготовка текста и примеч. Л.И. Шохина. М.: Индрик, 2005. С. 368.

Шереметев С.Д. Воспоминания детства // Там же. С. 122.

Шереметев С.Д. Воспоминания о службах в нашей домовой церкви // Там же. С. 52-55.

          «Церковный круг богослужений в нашем доме на Фонтанке» – рукопись С.Д. Шереметева // РГАДА. Ф. 1287 (Шереметевы). Оп. 1. Ед. хр. 5155.

 

Т.А. Егерева