Разделитель

Постоянные экспозиции

Пушкин и владельцы усадьбы Остафьево: Петр Андреевич Вяземский

IMG_0144 (1).jpg     

      Петр Андреевич Вяземский (1792-1878) – потомок знаменитого княжеского рода, поэт, литературный критик, государственный деятель, хозяин усадьбы Остафьево (1807-1865).

     Он познакомился с лицеистом Пушкиным в Царском Селе весной 1816 года. Спустя несколько дней юный Александр Сергеевич пишет письмо Вяземскому. Завязывается переписка, начинается дружба двух поэтов. Петр Андреевич стал вторым адресатом в письмах Пушкина, уступая только Наталье Николаевне. Известно более 70 писем от Пушкина к Вяземскому, более 40 от князя к Пушкину.

     Их отношения были полны признания и восхищения перед талантом, обоих отличали любовь к искрометной шутке, остроумие. Не раз Александр Сергеевич посвящал своему другу поэтические строки, называя его «счастливый баловень», «язвительный поэт, остряк замысловатый, и блеском колких слов, и шутками богатый». Петр Андреевич – одно из мимолетных действующих лиц романа «Евгений Онегин». В скучной толпе, среди которой оказалась привезенная в Москву Татьяна Ларина, именно Вяземский «душу ей занять успел».

     В отношениях Пушкина и Вяземского находилось место спорам и критике. Как-то Вяземский записал в ответ на замечания: «Не сержусь на Пушкина. <…> Где гнев, тут и милость; Пушкин порочит звуки мои, но и щедро восхваляет меня за другие свойства…». Хотя Александр Сергеевич был семью годами моложе Петра Андреевича, «литературное «старшинство» Пушкина Вяземским признавалось безусловно». Дружбу поэтов, возможно, укрепляло и участие в литературном обществе «Арзамас». Вяземский потрудился над статьями, предисловиями к произведениям Пушкина, участвовал в их издании. 

     Три раза приезжал Александр Сергеевич в подмосковную усадьбу Вяземских, Остафьево. Особенно памятным для хозяев был приезд 16-17 декабря 1830 года. Петр Андреевич записал: «Уже при последних издыханиях холеры навестил меня в Остафьеве Пушкин. Разумеется, не отпустил я его от себя без прочтения всего написанного мною. <…> День, проведенный у меня Пушкиным, был для меня праздничным днем. Скромный работник, получил я от мастера-хозяина одобрение, то есть лучшую награду за свой труд». Вяземский в то время работал над биографией «Фонвизина», на полях рукописи Пушкин сделал свои пометы. Александр Сергеевич также читал из только что написанного им в Болдине.

    Общение поэтов продлилось до последних минут жизни Александра Сергеевича. Потом в течение десятилетий Петр Андреевич будет обдумывать события перед последней дуэлью Пушкина, в дневниковых записках то и дело будет упоминаться его имя. Вяземский напишет: «… я как-то одинок в современной литературе нашей. Нет уже прежних спутников моих, ровесников, так сказать единоверцев. <…> Не могу бежать к Батюшкову, Жуковскому, Пушкину, чтобы поделиться с ними свежим, только что созревшим, только что сорванным с ветки плодом моей мысли, моего вдохновения. Оценка их была бы и моею окончательною оценкой; одобрение их было бы освещением моей радости».