Разделитель

Постоянные экспозиции

День Российского студенчества

В День российского студенчества мы хотели бы вспомнить о двух замечательных личностях: владельце усадьбы Остафьево князе Павле Петровиче Вяземском (1820-1888 гг.) и его внуке Павле Сергеевиче Шереметеве (1871-1943 гг.), бывших студентами Санкт-Петербургского университета.

П.П. Вяземский получил хорошее домашнее образование, за ходом и содержанием которого пристально следил его отец, и в 1834 г. поступил в Петришуле – знаменитую и старейшую школу Петербурга при лютеранской церкви Св. Петра. Князь П.А. Вяземский, привыкший внимательно относиться к учебе сына, в августе 1834 г. был вынужден уехать с супругой и дочерями за границу в надежде поправить здоровье больной дочери Пашеньки, поэтому он просил В.А. Жуковского приглядеть за сыном. В.А. Жуковский ему сообщал: «Твой Павлуша здоров; он учится хорошо <…>. Я его видаю у Екатерины Андреевны [Карамзиной], у самого его был раза два и видел его на экзамене, где еще нельзя было ему много отличиться. Но думаю, что ты хорошо сделаешь, если оставишь его в этом институте, где он весьма хорошо может быть приготовлен к высшей гимназии или к университету» [1].

Действительно, после окончания Петришуле П.П. Вяземский поступил в Санкт-Петербургский университет. «Впоследствии товарищи мои, Мыльников и Лонгиновы, рассказывали, что они в эти года встречали меня на Невском проспекте то со школьниками St.-Petri-Schule, то с А.С. Пушкиным, то с модной красавицей Н.Н. Пушкиной и ее сестрами, и прославляли меня за то, что я, прогуливаясь с элегантными дамами, дружески раскланивался со встречавшимися школьными товарищами, у которых были связки книжек за спиной» [2], – вспоминал П.П. Вяземский свои отроческие годы.

Любопытно, что в своих воспоминаниях князь не стал скрывать того факта, что А.С. Пушкин крайне скептически отнесся к его намерению учиться в университете: «Пушкин сильно отговаривал меня от поступления в университет и утверждал, что я в университете ничему научиться не могу. Однажды, соглашаясь с его враждебным взглядом на высшее у нас преподавание наук, я сказал Пушкину, что поступаю в университет исключительно для изучения людей. Пушкин расхохотался и сказал: «В университете людей не изучишь, да едва ли их можно изучить в течение всей жизни. Все, что вы можете приобрести в университете – это то, что вы свыкнетесь жить с людьми, и это много. Если вы так смотрите на вещи, то поступайте в университет, но едва ли вы в том не раскаетесь» [3]. 

Действительно, А.С. Пушкин недолюбливал русские университеты, об этом свидетельствует как переписка поэта, так и воспоминания близко знавших его людей, например, П.В. Нащокина [4]. При этом А.С. Пушкин приезжал на отдельные интересовавшие его лекции как в Московский университет, так и в Петербургский. Так, в октябре 1834 г. А.С. Пушкин вместе с В.А. Жуковским слушал лекцию Н.В. Гоголя, преподававшего в то время в Петербургском университете историю Средних веков, а в конце 1836 или начале 1837 г. побывал на лекции своего приятеля, профессора русской литературы П.А. Плетнева в Петербургском университете [5]. Но общее критическое отношение поэта к университету в воспоминаниях П.П. Вяземского передано верно. Возможно, пушкинский скепсис объясняется тем, что в 1820-1830-е гг. русская литература и университетская наука находились в разных плоскостях культурной жизни и мало соприкасались друг с другом. Кругозор и знания профессоров, воспитанных преимущественно в конце XVIII – начале XIX вв., не поспевали за бурным развитием русской литературы, а программы и образцы преподавания словесности ориентировались на устаревших классиков прошлого столетия [6].  

Уже в другую эпоху, в конце XIX века, в Петербургском университете учился внук князя П.П. Вяземского Павел Сергеевич Шереметев. П.С. Шереметев был вторым ребенком в многодетной семье графа С.Д. Шереметева. Вместе со старшим братом Дмитрием он окончил Поливановскую гимназию, одну из лучших в Москве. После окончания гимназия старший брат продолжил родовую традицию Шереметевых, поступив на военную службу в Кавалергардский полк, а Павел в 1890 г. поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Его отец С.Д. Шереметев был тесно связан по работе в исторических обществах с университетскими учеными, в частности, с профессорами И.В. Помяловским, Н.П. Кондаковым, С.Ф. Платоновым, и в письмах летом-осенью 1890 г. неоднократно касался предстоящей учебы сына, выражая надежду, что Павел будет усердно посещать лекции [7]. 

В статье, посвященной П.С. Шереметеву, известная исследовательница рода Шереметевых А.В. Краско пишет об его университетских годах. П.С. Шереметев регулярно ходил на занятия, конспектировал лекции, много читал и размышлял. В его личном деле сохранились сведения о лекциях и практических занятиях, которые он посещал в течение всего периода университетского обучения, а в фонде Шереметевых в РГИА (фонд № 1088) сохранились черновики его студенческих рефератов: «Личность царя Алексея Михайловича по его письмам и бумагам», «Иностранцы XVII века о России», «Падение старого порядка по Ancien regime Токвиля», «Освобождение крестьян в царствование Александра II» [8]. В записных книжках периода учебы в университете П.С. Шереметев упоминал лекции по всеобщей истории И.М. Гревса и по русской истории А.С. Лаппо-Данилевского, приводил списки рекомендованной для чтения литературы на русском и иностранных языках. Как пишет А.В. Краско, студенческие работы и записи П.С. Шереметева позволяют сделать вывод, какие темы и сюжеты в отечественном прошлом его интересовали больше всего. Это роль самодержавия в исторических судьбах страны, соотношение реформ и революций, крестьянский вопрос [9]. Осмыслению этих вопросов он посвятит свою дальнейшую жизнь историка и общественного деятеля, а приобретенные в университете навыки ремесла историка пригодятся ему в изучении архива и художественных коллекций усадьбы Остафьева, хранителем и первым заведующим которой он стал в 1920-е годы.

Автор: Т.А. Егерева 

На фото:

1. Диплом П.С. Шереметева об окончании Санкт-Петербургского университета // Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1088. Оп. 2. Ед. хр. 303. Л. 2а. Копия.

2. Императорский Санкт-Петербургский университет. Современное фото.

3. П.С. Шереметев. Фото нач. XX в. Бумага, картон, фотография. Из собрания Государственного музея-усадьбы «Остафьево» - «Русский Парнас».

[1] «Мы столько пожили с тобой на свете…»: Переписка П.А. Вяземского и В.А. Жуковского 1807-1852 гг.: в 2 т. – Т. 2: Переписка 1826-1852 гг. / сост. и коммент. В.С. Киселева. Томск, 2021. С. 180.

[2] Вяземский П.П. Александр Сергеевич Пушкин. 1826-1837. По документам Остафьевского архива и личным воспоминаниям. М., 2009. С. 46-47.

[3] Там же. С. 48-49.

[4] Рассказы о Пушкине, записанные со слов его друзей П.И. Бартеневым в 1851-1860 годах / вступ. ст. и примеч. М.А. Цявловского. М., 1925. С. 43.

[5] Берков П.Н. Пушкин и Петербургский университет // Вестник Ленинградского университета. 1949. № 6. С. 125. 

[6] Пушкин в Московском университете // Электронный доступ: https://phys.msu.ru/rus/about/sovphys/ISSUES-2009/06(75)-2009/8820/

[7] Краско А.В. «Он жил жизнью, отдаленной от повседневности, погруженный в занятия историей…». П.С. Шереметев // Знаменитые универсанты: Очерки о питомцах Санкт-Петербургского университета. Т.1. СПб., 2002. С. 248.

[8] Там же. С. 249.

[9] Там же. С. 249.