Разделитель

Выставки

Выставка "Иван Лукьянов. Иллюстрации к трагедии А.С. Пушкина «Борис Годунов»"

Выставка "Иван Лукьянов. Иллюстрации к трагедии А.С. Пушкина «Борис Годунов»", приуроченная ко Дню памяти А.С. Пушкина, открылась в музее-усадьбе "Остафьево" 10 февраля.

Выставка познакомит посетителей с иллюстрациями, выполненными московским художником Иваном Евгеньевичем Лукьяновым (род. 1969 г.) к знаменитой трагедии А.С. Пушкина «Борис Годунов». Иван Лукьянов предлагает свой взгляд на драматическое произведение, представленное в эстампах 1996 года. Созданные Пушкиным поэтические образы Лукьянов стремится воплотить в своем графическом цикле и передать дух литературного произведения изобразительными средствами литографии.

Лукьянов ‒ выпускник Московской академии печати, учился у живописца, монументалиста А.В. Васнецова, член Союза художников (1996), принимал участие во многих российских и зарубежных выставках. Работы И.Е. Лукьянова хранятся в пушкинских музеях Москвы и Санкт-Петербурга, в частных коллекциях России, Европы, США. За оформление «Бориса Годунова» молодой художник был удостоен первой премии за лучшую книгу среди выпускников Московской академии печати.

А.С. Пушкин, вдохновленный фундаментальным трудом Н.М. Карамзина ‒ «Историей государства Российского», написал «Бориса Годунова» в ссылке в Михайловском в 1825 году. Действие трагедии охватывает исторический период с избрания на русский престол царя Бориса Годунова в 1598 году до его смерти и захвата власти в государстве Лжедмитрием I в 1605 году. Следуя за историческим повествованием Карамзина, его оценкой личности царя Бориса и подробностями его прихода к власти, Пушкин разработал сюжет произведения, опираясь на историю о трагической гибели царевича Дмитрия в 1591 году в Угличе при загадочных обстоятельствах, повлекших за собой слухи о причастности к убийству Бориса Годунова. Воссоздавая литературные образы реальных исторических персонажей и хронологию событий, Пушкин наполняет произведение философским смыслом, поднимает вопросы нравственной ответственности властителей перед Историей, народом, собственной совестью и один из важнейших вопросов трагедии ‒ роли народа в историческом процессе.

С момента первой публикации «Бориса Годунова» в 1831 году трагедия неоднократно переиздавалась. На протяжении почти двух столетий художники, окрыленные пушкинским текстом, пускались в творческий поиск, стремились выразить идеи, атмосферу произведения. Каждая эпоха предлагала свое видение и свой художественно-выразительный язык. Хорошо известны иллюстрации к «Борису Годунову» выдающихся мастеров в деле оформления книги: Б.В. Зворыкина, С.Ф. Галактионова, В.А. Фаворского, Е.А. Кибрика и многих других художников.

Зрительный ряд репродукций следует за драматургией Пушкина: по ходу развития действия мы оказываемся то в Кремлевских палатах, то в келье Чудова монастыря, то на Красной площади, то в Кракове, то в доме Шуйского, то на Литовской границе. Для оформления книги художник выбирает черно-белые тона, но приглушает контраст тоном бумаги слоновой кости. В результате в литографиях появляется мягкость и ощущение старины. Не случайно графические листы для выставки оформлены в темно-малиновые паспарту: по замыслу художника этот цвет должен объединять книжный блок с переплетом, предварять авторский текст «Бориса Годунова» и «служить трагическим предзнаменованием будущих несчастий».

Важную роль в литографиях играет свет: с его помощью Лукьянов озаряет композиции, создает иллюзию объема форм. В листе «Москва. Успенский собор» при венчании на царство Бориса Годунова храм наполняет яркий солнечный, а может быть, сакральный свет, но под сенью, там, где находится Годунов, густая темнота ‒ символ трагической личности царя. В «Пастырях и овцах» солнечный свет льется с неба, словно шатром покрывая землю; струится свет и в окно кельи отца Пимена, попадая на ступени, он делит лист на светлую сторону с изображением монаха и темную ‒ с фигурой спящего Григория Отрепьева.

Выразительные линии силуэтов персонажей трагедии наполняют листы декоративным ритмом и эмоциональной живостью. Так в листе «Палаты Патриарха» плавные, певучие фигуры старцев «скользят» в пространстве, излучая покой и созерцательность; в листе «Царь и юродивый» плотные ряды бояр в высоких шапках за спиной Бориса как мощная стена, сила перед хрупкой фигурой юродивого; силуэты двух обнявшихся фигур князей в сцене в доме Шуйского напоминают нам широко распространенную иконографию «Поцелуя Иуды». По словам художника, в процессе работы над литографиями огромное впечатление произвело на него изучение древних фресок Успенского собора в Москве: помогло в решении композиционных задач, понимании красоты линий и цветовых пятен, значении света в изображении. Мастер постигает художественный язык древнерусского искусства и перерабатывает его приемы в стилистике своего авторского изобразительного языка.

Персонажи Лукьянова, будто тени героев давно минувших лет, живут на листах книги сдержанно, спокойно, отдавая главную партию звучанию пушкинского текста. Дух старины, противоборство светлого и темного, изящный декоративный ритм эстампов Ивана Лукьянова выступают в гармонии с поэзией «Бориса Годунова», придают оформлению книги эстетическую завершенность и усиливают эмоциональное воздействие на читателей.

Выставка продлится до 6 июня.